"Охота", июль 2011

ВЕКОВЫЕ ТРАДИЦИИ ОХОТНИЧЬЕЙ КУЛЬТУРЫ

Охотничьи замки — совершенно необычное для нас явление. Но в большинстве европейских стран эти своеобразные символы процветания придворной охоты, места, где когда-то предавались охотничь­ей страсти венценосные особы и их приближенные, можно увидеть повсеместно. Это Шамбор и Шеверни во Франции, Морицбург, Границ, Фалькенлуст, Грюневальд в Германии, Хынчешты в Болгарии, Кршивоклад и Конопиште в Чехии. Последний мельком знаком нашим же соотечественникам лишь по роману Ярослава Гашека «Похождения бравого солдата Швейка». На первой странице книги на вопрос Швейка «Какого Фердинанда убили?» его служанка отвечает: «Того эрцгерцога, что жил в Конопиште, того толстого и набожного». А ведь это место можно назвать наилучшим воплоще­нием европейской культуры охотничьих замков. Здесь на относительно небольшом пространстве можно увидеть все ее типичные атрибуты - это и богатая оружейная коллекция, и обилие прекрасных охотничьих трофеев, и даже замковые хищники — медведи, содержащиеся во рву уже несколько веков.

Замок Конопиште расположен в 50 км от Праги в живописнейшей предгорной части Чехии — Богемии, где рельеф, сочетающий в себе небольшие холмы с обширными лесными пространствами, прекрасно подходил для поведения травли и загонной охоты на диких копытных. Сложно назвать точную дату его основания, однако известно, что уже в XIII веке этот хорошо укрепленный замок, построенный на высоком каменном утесе и с двух сторон естественным образом отгороженный от внешнего мира протекающим поблизости болотистым ручьем, по степени защищенности не имел себе равных во всей Чехии. Он был построен по необычной для этой местности схеме — в отличие от прочих замков с высокой крепостной стеной и одним укрепленным строением, Конопиште изначально был спроектирован по типу «кастелла», характерному для стран западнее и южнее Альп, и состоял из семи башен и толстой оборонительной стены высотой 30 м, оснащенной зубцами и галереей, где могли укрываться защитники. Каждая из башен представляла собой самостоятельное сооружение, которое в одиноч­ку могло бы служить для обороны небольшой крепости. Своими корпусами башни выступали за крепостные стены и позволяли защитникам вести боковую стрельбу по осаждавшим крепостные стены и галерею. В таком своем первоначальном виде замок был воплощением передовых технологий фортификационного строительства того времени и долго не утрачивал своей боевой мощи. К примеру, в 1467 году, когда король вступил в конфронтацию с тогдашним владельцем замка и осадил Конопиште, он выдержал 18-месячную осаду и был побежден не силой оружия, а голодом.

В XVI веке началась глобальная перестройка замка: в готический архитектурный ансамбль добавились строения в ренессансном стиле, на месте бывших крепостных валов были разбиты сады, а в XVII-XVIII веках новые владельцы снесли высокие крепостные стены и все башни, кроме одной, которая стала играть роль капеллы. Также были пристроены несколько новых зданий, спроектированы большие залы для светских приемов, украшенные настенной росписью.

Но наибольший расцвет замка пришелся на 1887 год, когда он был приобретен эрцгерцогом Францем Фердинандом I Австрийским д'Эсте. Состоятельный владелец задумал превратить его в комфортабельную и богато оборудованную резиден­цию, окруженную шикарным парком и охотничьими угодьями.

С охотой Франца Фердинанда связывали совершенно особенные отношения. Для него это был не просто способ общественной репрезентации, обязательный для всех членов королевского дома, а особая личная страсть, которой он с огромным удовольствием и предавался. Необыкновенный талант стрелка проявился у эрцгерцога очень рано — уже в девять лет он получил свидетельство об искусстве стрельбы, после того как уложил свою первую добычу. Рассказывают, что и в дальнейшем он был очень метким стрелком и каждое животное добывал с первой попытки, педантично придерживаясь правил охотничьей этики и демон­стрируя тем самым свое уважение к добываемой дичи.

Охоту как таковую он понимал не просто как стрельбу по зверю, а как заботу о животных — в лучших традициях европейской охотничьей этики рубежа XIX начала XX века. В своих имениях и угодьях эрцгерцог внимательно следил за интенсивным разведением животных, высадкой лесонасаждений, созданием лесных питомников, охраной угодий от браконьеров. Зимой он приказывал выкладывать корма для животных и еще более внимательно следить за качеством их зимовок. Все это позволило достигнуть появления в окрестностях замка небывалого доселе обилия дичи. Даже те виды, которые и сегодня являются строго охраняемыми, в период управления Франца Фердинанда вошли в состав охотничьих.

Эрцгерцог старался охотиться как можно чаще, и леса Конопиште подходили для этого лучше всего. В замке содержался большой штат егерей и лесников. Регулярно организовы­вались загонные охоты на копытных, в молодых лесопосадках хозяева и гости замка могли на досуге пострелять фазанов. После охоты все ее участники, включая дам, собирались в специальных палатках или под стационарными навесами, чтобы подкрепиться и обсудить итоги прошедшего дня. Вся добытая дичь в присутствии любопытствующих обитателей замка представлялась на так называемой «выкладке добычи», когда, согласно традициям европейской охоты, дичь особым образом выкладывалась, подсчитывалась и ей воздавалась дань уваже­ния, как бы «отпевая» ее игрой на охотничьих рожках.

Во время своего кругосветного путешествия Франц Фердинанд охотился и на экзотических животных на Цейлоне, в Индии и Китае, привозя домой интересные трофеи в причудливом оформлении — пепельницу или корзину для мусора из сло­новьей ноги, ковер из шкуры крокодила с головой и многое другое. Сохранились фотографии тех лет, на которых можно видеть эрцгерцога рядом с добытым слоном или пробирающимся сквозь джунгли.

Все животные тщательно регистрировались в специальной книге и изготовленные из них трофеи собственноручно помеща­лись эрцгерцогом на определенные места в коридорах и комнатах замка. Сохранились они и сегодня. Особенно богато украшен так называемый Рожковый салон — на его стенах на одинаковых специальных резных медальонах с растительной тематикой укреплены 1 037 пар рожек косуль. Все стены настолько плотно увешаны ими, что едва остается место для картин на охотничью тему, замечательных четырнадцатиконечных оленьих рогов и искусно сделанной головы спичака. Двери салона ведут в маленький уютный кабинет с камином, построенный эрцгерцо­гом по случаю добычи 1 000-й горной серны, и украшенный 223 парами рожек ее собратьев.

Почти не уступают им по количеству трофеев и парадные коридоры замка — их стены украшают шкуры и чучела медве­дей и лис, головы оленей, антилоп, бизонов и зубров, чучела хищных и водоплавающих птиц. Сами трофеи оформлены в классической европейской традиции: птицы выполнены с расправленными крыльями, как бы взлетающие или парящие в воздухе, трофейные рога укреплены на медальонах, а у неко­торых копытных представлен своего рода «бюст» — собранные на медальоне голова и шея животного. Чучела лис изготовлены не в привычном нам виде мышкующего зверя, а в позе взятого трофея - лисицы, подвешенной за передние и задние ноги или же только за одну заднюю ногу вниз головой. Но есть и ориги­нальные большие медальоны с головами крупных лисовинов, барсуков или куниц. Чучела глухарей и тетеревов представляют собой не всю птицу целиком, а только ее наиболее красивые части - голову с шеей и развернутый хвост, либо просто голову с шеей на резном медальоне. В этой манере выполнены также чучела несколько необычных для нас охотничьих видов птиц: цапель, олушей, журавлей, выпей и т.д. На каждой композиции крупным шрифтом указаны место и дата добычи.

Сами интерьеры замка также почти полностью выдержаны в охотничьей тематике. Их украшают люстры из оленьих рогов, ковры из шкур, многочисленные мелкие предметы с изображениями охотничьих собак, сцен травли, и различных мифологических сюжетов, типа св. Губерта с оленем. Особенно примечательны в этом плане интерьеры большой и холостяцкой спален эрцгерцога. Первую украшает огромное супружеское ложе, деревянные спинки и боковые бока которого покрыты искусно набранным мозаичным узором, изображающим охоту с собаками и сцены загонной охоты на оленя. В этом же стиле выполнен и некий гибрид комода и гардероба, а также большой письменный стол, стоящий рядом. Холостяцкая спальня обставлена более простой мебелью и являет собой маленькое и довольно тесное помещение, но ее стены почти полностью закрывают сотни небольших рисунков. Это не спальня, а целая галерея: здесь и охота на кабана, и стрельба птиц, и охотничьи собаки, одна из которых — французская парфорсная гончая — очень напоминает арлекина.

Парковая часть архитектурного ансамбля также не дает забыть об увлечении хозяина. Жемчужиной одной из его частей, так называемого Сада Дианы, являлась изваяние античной охотницы, копия Артемиды Версальской, произведения греческого скульптора IV века до н. э. Сегодня оно украшает небольшую лужайку перед южным фасадом дворца. Есть в парке и большая скульптурная композиция, изображающая охотника с копьем, ведущего на поводках с карабинами крупных собак, одна из которых по строению головы и ушей напоминает дога, а вторая — легавую или гончую. Говорят, что охотник в лихой тирольской шляпе с пером и есть венценосный владелец замка.

Как и большинство представителей дворянских родов того времени, эрцгерцог был страстным коллекционером: в замке Конопиште помимо собрания охотничьих трофеев хранились две его уникальные коллекции — коллекция оружия и коллекция предметов с изображением св. Георгия.

Коллекция оружия эрцгерцога, или так называемый Эстовский арсенал, представляет собой одно из крупнейших и богатейших оружейных собраний Европы. Его основу составляют предметы, унаследованные Францом Фердинандом в уже укомплектованных наборах от рода Эсте и рода Обицци и привезенные в Конопиште из Вены. Однако не меньшее число предметов состоятельный коллекционер приобрел сам или с помощью своих аквизиторов на аукционах в Австрии, Германии и Тироле либо получил в подарок. В конопиштинской коллекции представлен отличный типологический ряд пулевого оружия и пистолетов практически всех основных европей­ских мастерских XVI—XVII вв.: личное оружие знаменитых представителей рода, подарки от друзей и союзников, великолепные образцы боевого огнестрельного оружия, в особенности крепостных ружей. Есть в коллекции и два русских ружья, изготовленных «по спецзаказу» тульскими оружейниками. Франц Фердинанд очень ценил их. До последних своих дней эрцгерцог отыскивал и приобретал все новые и новые образцы, и на момент его трагической гибели собрание насчитывало 4 618 предметов.

Объектом еще одной коллекции стали предметы, изображающие св. Георгия. Она была предметом особой гордости владельца, поскольку ее основа не была унаследована от предков, а заложена им самим. В этой области он, очевидно, соревновался с аналогичной коллекцией английского короля Эдуарда VII. Для эрцгерцога не играла существенной роли художественная ценность предмета — важен был лишь мотив. К моменту сараевской трагедии эрцгерцогу удалось собрать 3 750 предметов. Для их хранения даже была отведена специальная кирпичная веранда, построенная под южной террасой замка.

После Первой мировой войны замок Конопиште со всеми его внутренними интерьерами был национализирован и частично открыт для посещения. В первый годы Второй мировой войны удавалось уберечь экспонаты от перемещения в гитлеровскую Германию или для экспозиции в созданном в Праге военно-исто­рическом музее вермахта, однако в 1941 году замок было прика­зано превратить в командный центр, а его коллекции распреде­лить по другим музеям и учреждениям, в частности в Имперский охотничий музей в Берлине и лично верховному управляющему охотой фон Канетти, командный центр эсесовцев в Праге и частные квартиры командующих. С 1941 по 1943 год Конопиште служил также перевалочным пунктом, куда поступали для классификации и инвентаризации художественные ценности, захвачен­ные на территории бывшего Советского союза. С приближением войск советской армии часть коллекции оружия была вывезена для планируемого военно-исторического музея Гитлера, а затем спрятана от бомбежек в соляных карьерах Бад-Ауза и Куфштейне в Тироле.

После окончания войны уже в мае 1945 года начались актив­ные поиски утраченных коллекций и уже к октябрю 1946 года большая часть экспонатов, за исключением живописных полотен, была возвращена на свои места. Сегодня Конопиште — не просто один из многочисленных чешских замков. Это интереснейшее место, которое не может не вызвать интереса у настоящего охотника.

Е.К.Целыхова,к.ф.н.