"Охота и охотничье хозяйство" №2, 2009

ПОЛЕВЫЕ КАЧЕСТВА СОБАК: ФОРМИРОВАНИЕ И НАСЛЕДОВАНИЕ

      1968 год. Я работал председателем Пролетарского МРООиР г. Москвы. Окончил курсы по подготовке экспертов по породам охотничьих собак, был членом секции лаечников. Друг и спутник по охотам доктор технических наук, Н.А. Клочко, заметив мои склонности к исследованиям, познакомил с Л.В.Крушинским.
     Леонид Викторович был одним из ведущих в СССР специалистов по поведению животных, генетике поведения, физиологии высшей нервной и рассудочной деятельности, классическим охотником и прекрасным знатоком поведения собак. Он умер в 1984г., посмертно удостоен Ленинской премии.
   В одном из наших разговоров Леонид Викторович детально расспрашивал меня об испытаниях и состязаниях разных пород собак. Очень заинтересовался количественной оценкой полевых качеств, объективности судейства, объеме фактического материала и возможности его использования для изучения формирования полевых качеств собак и их наследования. В конце разговора рекомендовал мне поработать над этой темой. Выслушав мои ссылки на занятость (работа, учеба, семья с двумя детьми), добавил: «Вставай на час раньше». Так началась эта работа.
    Собак я держу с 1965г. За прошедшие годы у меня было десять лаек и две русские гончие.
Формирование полевых качеств
     В течение жизни собаки ее полевые качества проходят три периода: обучения, стабилизации и угасания. Эти периоды изучались мною на русско-европейских и западносибирских лайках, работающих по белке. Использовались отчеты судей, каталоги выставок, опрос и анкетирование владельцев собак, наши наблюдения.
     Вначале искали ответы на два вопроса: 1) сколько встреч с белками необходимо лайке для того, чтобы ее полевые качества проявились полностью? 2) в каком возрасте заканчивается период обучения и начинается период стабилизации?
     Весь фактический материал собран на лайках, имеющих не менее трех дипломов по белке. Возраст, в котором собака получала высший диплом, определялся как окончание ее периода обучения. Например: 1) собака поочередно получила дипломы 3, 2 и 1 степени. Возраст, в котором получен диплом 1 степени, считался концом периода обучения; 2) собака вначале получила диплом 1 степени, а позже два диплома 2 степени. В данном случае период обучения считался оконченным по дате получения первого диплома; 3) собака имеет три диплома 2 степени. Дата получения первого диплома принималась как окончание периода обучения.
Через опрос и анкетирование владельцев собак выясняли примерное количество встреч с белками за весь период обучения (данные по 80 лайкам).
     И по возрасту, и по количеству встреч с белками, необходимых для обучения, проявилась большая амплитуда: по возрасту — от 1,5 до 6 лет (среднее 3,5 года, что совпадает с возрастом физиологической зрелости), по встречам с белками — от 30 до 250 (среднее 120 встреч). В пределах указанного возраста находятся и собаки других пород, ставшие впервые чемпионами полевых состязаний, период обучения которых можно считать оконченным.
     Мы не выявили различий между кобелями и суками ни по встречам с белками, ни по времени периода обучения, ни по качеству получаемых дипломов.
    На охотах с лайками определяли количество встреч с норками и куницами в период обучения. Собаки начинали стабильно работать после 3—10 встреч с норками и 5—15 встречами с куницами.
     Период угасания полевых качеств происходит по мере старения собаки. Его начало улавливается по снижению качества работы и нарастанию ошибочных работ. Период угасания также имеет широкий размах по возрасту и времени (примерно с 8 до 15 лет). Профессор B.C. Смирнов, определявший возраст волков на тысячах черепов, при встречах на заседаниях Рабочей группы по крупным хищникам постоянно задавал мне вопрос-загадку: почему волки 8-летнего возраста исчезают из популяции в два раза быстрей, чем это ожидалось математически? Возможно ответ скрывается именно за началом периода угасания волков в этом возрасте.
Наследование полевых качеств
     Данные по наследованию полевых качеств собраны по собакам возраста не менее 6 лет с указанием их высшего диплома. (Для получения большего фактического материала сегодня я бы собирал данные по собакам от 4 лет.)
   Классик охотничьей литературы А.А.Черкасов в написанных более 100 лет назад «Записках охотника Восточной Сибири» удивительно верно для своего времени «уловил своею наблюдательностью» общий характер наследования охотничьих качеств собак и решающую роль наследственности в их становлении. «Здесь эти собаки ведутся как-то родом, или домами, т.е. от хороших промышленных собак обыкновенно и родятся годные к охоте собаки - и наоборот; так что редко от простой дворовой суки или кобеля родятся промышленные дети; конечно, нет правил без исключения и в этом случае».
     Л.В.Крушинский (1960) приходит к выводу: «несмотря на огромное значение внешних факторов в формировании поведения, все же врожденный, безусловно-рефлекторный фонд поведения является той базой, на которой, под влиянием внешних воздействий, формируется поведение животного».
     Наши данные подтверждают и детализируют выводы этих людей, см. таблицу 1.

bologov1

     По десяти породам мы собрали данные о происхождении 180 собак, имевших дипломы 1 степени. 70% из них рождены от вязок, в которых оба или один родитель имели дипломы 1 степени. (Количество перводипломников среди собак в возрасте от 3 до 10 лет по породам колеблется от 5 до 15%.) Остальные 30% перводипломников произошли от собак с дипломами 2 и 3 степени, но которые, в свою очередь, родились от вязок с участием перводипломников.
     Для прогнозирования полевых качеств при составлении плана вязок и выборе щенка охотником важно как можно полнее иметь представление об этих качествах у шести предков. Посмотрите, как отличаются дипломы потомков в двух пометах у лаек по схеме:
деды — бабки родители - потомки.bologov2
1)2-2-2-2    2—3   2-2-3-3-3
2) 2-2-1-3   1—1    1-1-2-2.

     В таблице 1 я выделил два сектора. В первый вошли отлично и хорошо работающие лайки, во второй — посредственно. Учет дневной и сезонной добычи у лаек показал, что собаки с дипломами 1 степени превосходят хороших полевиков в 2—3, а посредственных — в 4—5 раз. Есть и еще один важнейший показатель: эстетическое впечатление человека от работы собаки. Собаки из второго сектора здесь много проигрывают собакам из первого.

Вероятно, здесь какая-то методическая ошибка. Однако в книге Н.А. Ильина «Генетика собак» (1932) есть небольшое замечание о некотором доминировании «лабильных свойств» в наследовании поведения у собак. У меня есть лишь подозрение на то, что в наследовании полевых качеств небольшое преобладание имеют собаки с худшими качествами.
     Эта работа была остановлена из-за моего переезда в Тверскую область в конце 1974г. Из того, что сделано, можно утверждать: потолок полевых качеств собак определен наследственностью и в подавляющем большинстве двумя поколениями предков, что позволяет племенным секторам при составлении плана вязок прогнозировать полевые качества будущего потомства.

В. Бологов, биолог-охотовед