Из кн. «По жизни с гончими» -
Калуга: Изд-во «Золотая аллея, 2012. – 336 с.

ПСЕВДОНИМ — ИВАН ВЕРХОЧУТОВ
(о Ю.А. Неймане)

Юрий Александрович Нейман — эксперт Всесоюзной категории работал кинологом в Московском областном обществе охотников. Позднее Ю.А. Нейман перешёл работать кинологом военно-охотничьего общества охотников, где возглавил питомник охотничьих собак.

Впервые с Юрием Александровичем Нейманом я познакомился в 1968 году на Тульской областной выставке охотничьих собак, где на ринге русских гончих ходила во второй возрастной группе моя выжловка Волга, её водила моя младшая дочь, ещё школьница начальных классов. Волга ходила очень хорошо, не тянула, не отвлекалась на стороны. Ю.А. Нейману выжловка понравилась, и он поставил её второй на «отлично», а когда он стал описывать Волгу, то дочь подняла руку и сказала:

— Волга, поблагодари судью!

Волга села и три раза громко отдала голос. Нейман был в восторге, он вернулся к столу, взял хороший ошейник и подарил его Веруше со словами:

— Это тебе за хорошее вождение собаки!

А когда он стал описывать собаку, то увидел, что она происходит от Тайфуна Богуша, о котором говорили, что собаки Богуша не имеют достаточной вязкости и этот недостаток передавали потомству. Юрий Александрович пригласил меня и спросил, знаю ли я об этом недостатке собак Богуша Сигнале и Тайфуне? Я ответил, что мне ничего не известно. А о Волге я ему сказал, что она обладает не только достаточной вязкостью, а наоборот, её трудно отозвать, причём она работает только в одиночку и за рабочие качества имеет два диплома третьей степени в одиночку по зайцу. Работать начала очень рано в шесть месяцев и сразу проявила очень большую вязкость. Волга имела исключительной красоты голос с заливом, который отдавала очень щедро. Я Юрию Александровичу рассказал и о других собаках этой линии, которые у нас хорошо работали и обладали достаточной вязкостью.

Я надеялся в следующем году на выставке встретить Ю.А. Неймана и рассказать ему об успехах Волги, но проследить нам работу Волги старше трёх лет не удалось. Волга и её мать Висла, прекрасная собака, имевшая четыре диплома третьей степени, были отравлены и погибли накануне открытия охотничьего сезона. Вот такой у нас был ненавистник, он отравил не только моих собак, были и другие собаки, которых он старался убрать с дороги. Он имел двух своих отличных собак русских пегих гончих Сокола и Чайку, которые в 1975 году на Тульской областной выставке заняли первые места на своих рингах. Жизнь расправилась с ним сама. Он на охоте потерял Сокола и очень сильно переживал, он заболел и умер. Будучи больным, он не отрицал, что отравил моих собак. Таков был у него характер, не мог переносить, если у кого-либо появлялись собаки лучше его.

Судил Ю.А. Нейман не только гончих, но и борзых вместе с Б.Н. Армандом и В.И.Казанским. Сам Ю.А. Нейман держал хорошего русского гончего выжлеца, который жил у него в комнате и спал под столом. Как-то этот выжлец пропал у него на охоте. Он его долго и упорно искал. Разослал много писем и всё-таки нашёл по объявлению и по фотографии в охотничьей газете, причём далеко за пределами Московской области, в Татарстане. Привёз его через два года.

Юрий Александрович был одарённым человеком. Он писал стихи, говорили, даже целые поэмы и юмористические эпиграммы на некоторых работников областного общества охотников. Меня всегда интересовала поэтическая сторона творчества Ю.А.Неймана.

Стихи Ю.А.Неймана публиковались в «Охотничьих просторах». Поэтично написал он о старом волке:

Лес, снега под луною синей,
Шум дневной в деревушке смолк, 
И тропит следовую линию
Одинокий старый волк.

Свои стихи Юрий Александрович подписывал псевдонимом Иван Верхочутов.

В своей заметке «Смех сквозь слёзы» для газеты Ю.А. Нейман писал:

«Говорят, что в старину у царей был обычай награждать гонца, если он приносил хорошие вести, а за плохие — казнить. 
Такие эмоциональные и радикальные методы кое-кто из наших «охотников» склонен применять к собакам, возлагая на них полную и прямую ответственность за отсутствие в угодьях зайцев.
Вот некоторые отзывы о собаках, написанные в путёвках. Авторы их с «легкостью мысли необыкновенной» определяют рабочие качества собаки даже при отсутствии зайцев.

  1. 1. «Так как зайцев не было, очень сожалею, что не отстрелял собаку — другого она не заслуживает».
  2. 2. «Всё было хорошо. Зайца нет, собаки работали плохо».
  3. 3. «Собака плохая, Нейману надо об этом подумать, не подняла ни одного зайца».
  4. 4. «Гончая собака Анчар работала посредственно. Поднимает зайцев она слабо. Ни одного зайца не было поднято».

Подобные примеры можно бы продолжить, да жаль места в газете.
Будем надеяться, что в наступающем новом году будет меньше таких людей, которые не думают о том, что они пишут».

В.Н.ПЕТРОВ