Из кн. «По жизни с гончими» - Калуга: Изд-во «Золотая аллея, 2012. – 336 с.

ОХОТА — ПОРЫВ ДУШИ
(о В.М. Потехине)

Виктор Михайлович Потехин родился 11 апреля 1924 года. Родители: отец Михаил Сергеевич Потехин, мать Альма Иогановна Потехина (урождённая Латтик). Поженились родители в 1919 году и переехали на постоянное место жительства на хутор Погорелка Авдотьинского сельского Совета Костромского района Костромской области. Дед Сергей Борисович Потехин проживал на хуторе и занимался сельским хозяйством. Когда родители приехали на хутор, деду уже было семьдесят лет. Управляться с хозяйством ему было уже не под силу. Отец стал заниматься сельским хозяйством. Но в октябре 1929 года его арестовали и сослали в Архангельскую губернию, где он в конце 1930 года скончался.

Мать, ликвидировав всё хозяйство, переехала в г. Казань к своей сестре. Там Виктор поступил в первый класс начальной школы. Мать получила работу преподавателя немецкого языка в педтехникуме, который находился в десяти километрах от г. Йошкар-Олы. Дальнейшая жизнь связана с Марийской республикой, теперь Марий Эл.

Началась Великая Отечественная война, мать осталась без работы, и зимой 1942 года Виктору пришлось бросить школу и идти зарабатывать на жизнь. В ноябре 1943 года был призван в ряды Советской армии. В бои вступил только 19 июля 1944 года и потом принимал участие в боевых действиях до 14 апреля 1945 года. В марте 1947 года был демобилизован из состава шестидесятого гвардейского танкового полка. За участие в боевых действиях на фронтах Великой Отечественной войны (1-й Украинский, 1-й Белорусский, 2-й Белорусский) против фашистских захватчиков награждён орденом Славы III степени, двумя медалями «За отвагу». После войны награждён орденом Отечественной войны II степени и многочисленными медалями.

В августе 1947 года поступил на службу в Управление по делам охотничьего хозяйства при Совете Министров Марийской АССР — кинологом.

На вопрос, как он стал охотником, Виктор Михайлович отвечает: «Видимо, это порыв души, заложенный отцом в генах. У отца было двуствольное курковое ружьё со стволами из витой стали. Иногда весной ходил на тягу вальдшнепов и брал с собой старшего брата. Брат говорил, что папа «мазила». По крайней мере, я не помню, чтобы отец приносил с охоты дичь.

Когда мне исполнилось четырнадцать лет, я впервые убил кулика влёт из берданки 28-го калибра, которую купил брат. Мать говорила соседям:

— Мальчишки должны уметь стрелять, это не баловство.

В 1939 году за 250 рублей купил подержанную, но вполне приличную «тулочку» 16-го калибра с очень хорошим боем. Она и сейчас у брата в приличном состоянии. Затем в 1950 году купил за 1190 рублей «Зимсон», модель 235, калибр 12».

Виктор Михайлович рассказывает о своих охотах:

— Приходилось ли кому-нибудь из вас уплыть в челноке по весенним полоям километров за двадцать только с кормовым веслом, неделю жить в лодке, готовить в лодке на примусе, спать в лодке на плаву, прячась на ночь в густые кусты от злого ветра? Что стоит встретить рассвет, забросав челнок старым сеном, которое течение наносит на кусты, выбросив утиные чучела, и любоваться переливами подсвеченных поднимающимся солнцем облаков. Думаешь, ну вот спал бы я дома и не видел бы этой природной красоты, проспал бы всё, как большинство горожан. А красоты осеннего леса, сбрасывающего летний убор! А взорвавшаяся из-под снега стая косачей! Отпуделяешь, а тут опять почти из-под ног вырвется заспавший косач. Опять же весной затемно на току залезешь в шалаш и наблюдаешь, как просыпается природа. Пискнула одна пичужка, ей отозвалась другая, и вот они попискивают со всех сторон и вдруг — чуфыш. Один, другой, третий бормочут, хлопают крыльями, сшибаются, как на рыцарском турнире, и, право, жаль иногда стрелять. Благо, если ток не разбит, смолкнут после выстрела на время, и снова лес оглашается музыкой токующих тетеревов.

Бывает, на разбитом току улетят, тогда сиди, жди. Бывает, снова прилетят. Возьмёшь пару краснобровых красавцев и всё равно сидишь, пока сами не улетят, чтобы не распугать ток.

Сына я стал брать на охоту с десяти лет, а в четырнадцать лет купил ему вертикалку двадцатого калибра иностранной фирмы, и он вскоре в присутствии Михаила Александровича Сергеева взял беляка. Так же увлёкся охотой и внук. Обычно молодёжь не разбудишь, но только скажи: «На охоту!» Как ветром сдует с постели.

А в августе по тетеревиным выводкам с лайкой! Правильно сказал один из знакомых охотников: «Как это без собаки в лес? И поговорить даже не с кем».

Выпадет снег, тут уже серьёзная охота. Приобрёл нарезной «Меркель» калибра 8 мм, и номер у него был всего 68. Тут уж верный выстрел. Какая же это увлекательная охота! Вначале я любил охотиться на лося без лайки. Ведь это тоже своего рода искусство — подойти на верный выстрел к лесному великану, несмотря на погоду, иногда на толстую ледяную корку, хруст которой под ногами даже человеческое ухо услышит за триста метров. Поэзия. Проза начинается после, когда добудешь зверя. Обдирать, таскать иногда за несколько километров.

Кончился сезон охоты — снова в лес, но уже без ружья. Проводить промысловый учёт на пробных площадях на маршрутах, а иногда и авиаучёты. Если посмотреть на карту, где отмечены пробные площади, — вся республика исхожена. Во всех этих зимних учётах мне помогали местные охотники-следопыты. Особенно часто мне помогал Михаил Александрович Казаков. Идем по следу куницы, и он видит, что хищница изменила характер следов, а я не вижу, всё вроде бы также. Однажды он руками поймал нормальную здоровую куницу. Сколько случаев происходит на охоте, иногда загадочных, необъяснимых.

Вот что рассказал мне однажды М.А.Казаков:

— Дело было весной, пошёл я на тока, ничего не добыл, потом весь день проходил в поисках неразбитого тока, а к вечеру остановился на ночлег на старинном кокшайском тракте, по которому уже лет сорок не ездят, для автомашин нашли более удобную трассу. Развёл костерок, повесил котелочек, почерпнув из весенних лужиц воды. Вдруг слышу — звон колокольчиков. Но ведь этой дорогой давно никто не ездит, и местами она заросла, а тут из-за поворота вылетает тройка вороных. В бричке сидит человеческая фигура. Темновато, лица не видно, только блестят два ряда пуговиц, как на чиновничьем вицмундире. Тройка встала, и фигура говорит:

— Чаёк кипятишь, охотничек? — Да, Ваше Высокоблагородие! — вырвалось почему-то у меня. Ведь сколько лет уже советской власти, да и на фронте я воевал. — Удачи тебе, охотничек! — произнесла фигура, гикнула, и тройка быстро скрылась за поворотом.

— И ты проснулся, Михаил Александрович, — изрёк я.

— Витька, я ей-богу не спал. А назавтра четырёх тетеревов взял!

— Виктор Михайлович, как вы стали экспертом?

— Из собак держал только лаек, это верные друзья и помощники на охоте по многим видам дичи. Старики сказали мне, молодому кинологу: «Ты суди гончих — подсуживать не будешь». Лаек тогда у нас были единицы. Большинство охотников держали гончих, на выставках это был основной контингент, да и испытания в основном проводились по зайцу-беляку весной и осенью. Лаек по белке испытывали от случая к случаю, и, естественно, я как эксперт не мог судить свою лайку на кинологических мероприятиях.

Впервые осенью 1948 года из Москвы приехал судить гончих молодой лейтенант Анатолий Оскарович Бочаров. Часто приезжал из г. Горький судить на испытаниях гончих Александр Александрович Алелеков. Приезжал судить, а потом и поохотиться Михаил Александрович Сергеев. Осенью 1965 года В.М.Потехин поехал на меж-областные состязания гончих в Бугульму в качестве члена комиссии. Председателем комиссии был Георгий Васильевич Богуш.

— Видимо, я ему приглянулся, — говорит Виктор Михайлович, — меня стали приглашать на многочисленные состязания и испытания гончих в качестве члена комиссии, затем председателя экспертной комиссии. На состязаниях по зайцу-русаку, проводимых под Белгородом, я уже выступал в качестве главного судьи. Работал председателем экспертной комиссии на Первых всесоюзных состязаниях гончих в Переяславском охотхозяйстве. Судил состязания в Тверской области, дважды в Семрине Ленинградской области, дважды в Алтайском крае, во Владимирской и Ульяновской областях, Татарской, Удмуртской, Коми республиках, в Кировской области. Неоднократно судил на состязаниях в Марий Эл, а сколько проведено испытаний в других областях и республиках России.

В.М. Потехин проводил экспертизу на состязаниях, испытаниях и на выставках с экспертами: Александром Петровичем Мариным, Александром Павловичем Махановым, Евгением Калиновичем Челулаевым, Дмитрием Никаноровичем Федориным, Сергеем Михайловичем Пашковым, Русланом Ивановичем Шияном. Было у кого перенять опыт.

Своими учениками Виктор Михайлович считает Альберта Кашафовича Шарафутдинова, Вячеслава Александровича Романова, Николая Николаевича Пышкина, Юрия Васильевича Окулова. Свой опыт передавал Виталию Ивановичу Белых, Павлину Александровичу Полянину и многим другим. На выставках проводил экспертизу с 
Э.И. Шерешевским, Г.В. Богушем, А.П. Махановым, В.В. Пискуновым, Л.А. Гибет, В.А. Поповым, В.Б. Поповым, А.Г. Максимовым.

Участвовал в экспертизе на выставках в Баргузине, Горьком, Гусиноозерске, Кабанске, Казани, Калуге, Калинине, Кирове, Костроме, Козьмодемьянске, Москве, Нижнем Новгороде, Саранске, Самаре, Сыктывкаре, Твери, Тегде, Улан-Удэ, Уфе, Чебоксарах.

Многие годы выступает со статьями по наболевшим вопросам охотничьего собаководства в журнале «Охота», газете «Охотник и рыболов Поволжья». В сборнике «Современные проблемы охотничьего собаководства», Киров, 2004, вышла его обзорная статья «Состояние охотничьего собаководства за последние 55 лет в Марий Эл».

За работу в охотничьих организациях удостоен званий: почётный член Марийского республиканского общества охотников и рыболовов, заслуженный работник охотничьего хозяйства России.

Указом Президента Республики Марий Эл от 22 декабря 1994 года за большой вклад в развитие охотничьего и рыболовного дела награждён Почётной грамотой Республики Марий Эл.

Первичное звание эксперта второй категории по экспертизе гончих и лаек на выставках и полевых испытаниях получил в 1952 году.

Звание эксперта первой категории по экспертизе на выставках и полевых испытаниях охотничьих собак получил в 1961 году.

Звание эксперта Всероссийской категории по испытаниям охотничьих собак получил в 1966 году.

Звание эксперта Всероссийской категории по экспертизе на выставках и выводках лаек и гончих и Всероссийской категории по полевым испытаниям гончих и лаек получил в 1971 году.

Звание эксперта Всесоюзной категории по породам и испытаниям гончих присвоено в 1992 году.

В.Н.ПЕТРОВ