КАКОВА ЦЕНА ОХОТНИЧЬЕГО ПСА?..

В советские времена во многих газетах существовала рубрика: «Письмо позвало в дорогу...» В ней публиковались материалы, как теперь модно называть, «журналистских рассле­дований». Правда, в те времена за деше­выми сенсациями не гнались, так как за наугад сказанное, а то и с пальца высо­санное слово можно было и карьерой поплатиться. Посему это был четко изло­женный в литературной форме критиче­ский материал, который служил основой для разборки той или иной негативной стороны повседневной жизни, а то и стано­вился щитом для невинно пострадавшего.

Именно таким способом и на подобных примерах постараемся рассмотреть набо­левшую проблему охотников - внезапную потерю на охоте четвероногого охотничье­го друга. «... января, во время охоты в районе ... пропала собака породы ... Кличка - ... Нашедшего просят вернуть за вознаграждение. Контактный телефон ...» Такими и подобными обращениями пестрят «Доски объявлений» в районных и област­ных обществах YOOP, у охотничьих мага­зинов и в иных местах. Но часто ли наши четвероногие друзья возвращаются к нам? Думаю, что нет. Изредка они гибнут от клыков волков, снятые с гона по зайцу. Другие душатся в браконьерских петлях или в своих собственных ошейниках, заце­пившись во время полаза в кустарнике за сучок, если хозяин, надеясь, что в ошейни­ке собаку его не примут за бродячую, оставит его на время охоты. Третьих просто отстреливают на охоте «быки с ружьем», которые либо в породах охотничьих собак не разбираются и не понимают, что у этой собаки хозяин есть и она не просто по охотничьим угодьям бегает, а зверя гонит на охотника, либо им просто пальнуть захотелось. Однако часть собак остается в живых и частенько, согласно стандартной психологии охотничьей собаки, идут к пер­вому попавшемуся человеку с ружьем, подавшему им кусок пищи, считая его «надежей и опорой» в жизни. И вот тут-то и возникает перед этим человеком искуше­ние: искать хозяина собаки или же оста­вить ее себе?

Охотник, содержащий охотничьего пса, выкормивший его из ложечки, вырастив­ший и воспитавший из щенка настоящего охотника и друга, скорее всего, поступит честно - постарается найти хозяина и вернуть ему собаку. Человек же, выращи­вавший себе не друга, а просто рабочий инструмент для добывания мяса либо вообще до этого собаки не имевший, но завидовавший черной завистью собачни­кам, будет долго думать. Ему же нужно серьезно соразмерить стоимость на халя­ву попавшей ему в руки рабочей охотни­чьей собаки и величину вознаграждения за ее возврат с теми неприятностями, кото­рые могут у него возникнуть, если неза­конно присвоенная собака будет у него настоящим хозяином выявлена. Да! Учтите еще и чисто психологический момент -наличие у таких людей подсознательной, скрытой враждебности к другим охотни­кам: «Ага! Вот тут ты и попал! Нет у тебя уже собаки, не будешь теперь больше, чем я, хапать на охоте... Ты собачку выкормил, вырастил, воспитал, а удовольствие от охоты я буду получать».

Приблизительно так подобные хитро-крученные судят обо всех людях - лишь по себе, со своей колокольни. На что-то иное, хорошее, доброе их не хватает. Такой на гону не только зайца из-под чужой собаки заберет, но и ее саму подстрелить может. «А шо? Он хапает, а я нет?!» Я сам был свидетелем, как пожилой охотник плакал над гончаком, убитым таким негодяем. Ехал он в электричке, везя домой убитого четвероного друга, и открыто плакал: «Ну, забрал зайца из-под собаки. Так иди себе, радуйся. Дунай мне еще нагонит. Так нет же. Дождался, паскуда, пока собака дой­дет до убитого зайца, и вторым выстрелом положил пса рядом!!! За что?! Что плохого он ему сделал?!»

Но не всегда так грустно кончаются подобные истории. Чаще всего собаку, приблудившуюся на охоте к охотнику или к сельскому двору поблизости от места охоты, нашедший оставляет у себя. Одни ждут, пока хозяин сам объявится, другие просто пользуются собакой, не предпри­нимая попыток к поиску ее владельца. Так в ноябре 2009 года у охотника, охотивше­гося в Нежинском районе Черниговской области, пропал ягдтерьер. Длительные поиски в день охоты и в последующие дни ни к чему не привели - собака как сквозь землю провалилась. Расспросы охотников близлежащих сел, уведомления о пропаже и просьбы сообщить, в случае появления пса, также успеха не принесли. И только через месяц в том же селе, где охотник производил поиски, у местных братьев-охотников им самим была отыскана про­пажа. «Новые владельцы» пса и не думали сообщать хотя бы председателю первично­го охотколлектива или в районную органи­зацию о появившейся у них собаке, и пре­спокойно оставили ее у себя, присвоив, таким образом, не принадлежащее им имущество.

Что же делать в таком случае охотнику? Как поступить, чтобы защитить свои инте­ресы от таких вот желающих поживиться за чужой счет?! На самом деле все проще, чем кажется на первый взгляд. Нужно толь­ко немножко разбираться в нашем законо­дательстве, которое, невзирая на наплева­тельское отношение к нему основной массы власть предержащих и агрессивное нежелание работников милиции занимать­ся какой-то собакой, все-таки дает воз­можность побороться.

Начнем с первого. Что есть собака? Собака есть имущество, принадлежащее конкретному владельцу. Ведь этот человек когда-то приобрел собаку за собственные деньги, растил, кормил, ухаживал, воспиты­вал, затрачивая на это значительные денеж­ные суммы со своего кармана, а также свое время (что тоже само по себе имеет опреде­ленную ценность в денежном выражении). Ст. 316 Гражданского кодекса Украины определяет, что: «Право собственности есть право лица на вещь (имущество), которое оно осуществляет соответственно закону по своей воле, независимо от иных лиц». Далее, ст. 317 ГК Украины определяет «Собственнику принадлежит право владе­ния, пользования и распоряжения собствен­ным имуществом». Таким образом, прихо­дим к непреложному выводу, что собака в глазах Закона есть ценное имущество, при­надлежащее конкретному лицу, которое законным порядком приобрело и надлежа­щим порядком содержит его, пользуется им и распоряжается в своих интересах и на свое усмотрение.

А вот тут-то и насту­пает момент истины -открываем Уголовный кодекс. Пока что доподлинно на данный момент не установле­но - украли эту собаку браткч-охотники прямо на охоте, воровал и прятал один из них или они вдвоем, по предварительному сговору группой лиц (двое и более) это совершили или же они просто присвоили случайно приблудившуюся к ним собаку. Поэтому постараемся рассмотреть все варианты.

Ст. 185 УК Украины гласит: «1. Тайное похищение чужого имущества (кража), -наказывается штрафом до пятидесяти необлагаемых налогом минимумов дохо­дов граждан или исправительными работа­ми сроком до двух лет, или лишением сво­боды сроком до трех лет. 2. Кража, совер­шенная... по предварительному сговору группой лиц, - наказывается ограничени­ем свободы сроком до пяти лет или лише­нием свободы на тот же срок». Учитывая, что кражей в рамках Уголовного кодекса Украины на данный момент считается тай­ное похищение имущества на сумму свыше 60 грн, любителям чужого «светит» кон­кретный срок, так как породистая охотни­чья собака стоит намного дороже.

Наказание за убийство собаки или ее серьезное ранение, то есть «Умышленное уничтожение или повреждение имуще­ства», тоже предусматривается Уголовным кодексом Украины. Ст. 194 УК Украины гласит, что «1. Умышленное уничтожение или повреждение чужого имущества, при­чинившее вред в крупных размерах, нака­зывается штрафом до пятидесяти необла­гаемых налогом минимумов доходов граж­дан или исправительными работами сро­ком до двух лет, либо лишением свободы сроком до трех лет». Некоторые могут, конечно, страшно удивиться и возмутиться: «Как, за какую-то собаку такие наказа­ния?! Это же всего лишь пес!» Однако, если пристальней изучить данный вопрос, все становится на свои места. Начнем с того, с чего уже раз начинали: собака есть ценное имущество. Сейчас средняя цена породистого щенка охотничьей собаки составляет около 500 у.е., взрослой соба­ки - от 1 000 у.е. и выше, что в переводе по курсу на гривни составляет примерно 4000 грн и, соответственно, 8000 и более гривен. Учитывая, что необлагаемый нало­гом минимум доходов составляет 1 7 грн, минимальная сумма, при которой может быть возбуждено уголовное дело за убий­ство или ранение собаки, составляет всего 850 грн. Но это лишь наказание за совер­шенное преступление. А ведь еще и при­чиненный материальный и моральный ущерб возмещать придется. А это стои­мость собаки плюс моральные пережива­ния владельца. Ведь после огнестрельного ранения охотничья собака, в большинстве случаев (особенно гончие), к охоте уже не пригодны - выстрелов боятся, поэтому гнать зверя не будут. Потому, прежде чем поднимать ружье на охотничью собаку, стоит заглянуть в свой кошелек - хватит ли там денег на такие расходы?

И с такими хапугами надлежит бороть­ся следующим образом: немедленно после выявления факта кражи, убийства или ранения собаки нужно подать соответ­ствующее заявление в районный отдел милиции по месту совершения преступле­ния, в котором сообщить все известные обстоятельства, приметы собаки (можно приложить ее фотографию, если она есть)

и данные о свидетелях этого правонаруше­ния, если таковые имеются. К заявлению прилагается ксерокопия Паспорта охотни­чьей собаки (можно приложить справку из своего районного общества УООР о реги­страции охотничьей собаки). Эти докумен­ты подтвердят право собственности охот­ника на собаку. А чтобы у работника милиции, занимающегося проверкой по заявлению, не возникло желания «спла­вить» заявление о краже на малозначи­тельность, стоит приложить справку от кинолога о стоимости собаки данной породы в местном регионе. Работник мили­ции, в соответствии с требованиями ст. 97 Уголовно-процессуального кодекса Украины, в течение 10 дней обязан про­вести соответствующую проверку и при­нять одно из двух решений - либо возбу­дить уголовное дело по факту кражи иму­щества, либо отказать в возбуждении дела (исчерпывающий перечень оснований для отказа в возбуждении уголовного дела изложен в ст. 6 УПК Украины). А при несо­гласии с принятым милицией решением по делу охотнику можно обратиться с соот­ветствующей жалобой к прокурору райо­на, на которого возложена обязанность надзора за законностью действий мили­ции, как органа дознания.

Если же собака просто приблудилась и ее присвоили, то уголовная ответствен­ность не наступает, состав преступления отсутствует. Остается лишь ответствен­ность материальная и моральная. Ведь собаку вернуть нужно. А какой позор перед окружающими! Ведь каждый охот­ник, поставив себя на место владельца собаки, будет чувствовать к этим любите­лям дармовщинки подспудную неприязнь: «Сегодня им в руки попала собака чужая, а завтра может быть и моя? Так зачем с такими водиться? Ведь они и мне западлян-ку подобную могут подсунуть?!»

В данном случае вступает в силу Устав УООР. Пострадавший охотник, взяв в руки копию милицейского «Постановления об отказе в возбуждении уголовного дела», где установлен факт незаконного присвое­ния посторонним гражданином охотничьей собаки (однако сам факт ее кражи отсут­ствует), может обратиться в районное или областное общество УООР по месту пре­бывания на учете правонарушителя с соот­ветствующим заявлением о совершении охотником действий, наносящих мораль­ный и материальный вред как ему, так и обществу в целом. В соответствии с п.п. 3.6 Устава УООР, члены Общества обязаны: «не совершать действий, нарушающих этику товарищеских взаимоотношений на охоте, а также действий, наносящих моральный или материальный вред Обществу».

П.п. 3.8 Устава УООР четко определяет меры общественного влияния на членов Общества - нарушителей требований Устава. Меры различны, в зависимости от тяжести проступка, однако, в данном слу­чае Устав определяет четко: «...исключение из членов Общества за действия, нанося­щие моральный и материальный ущерб Обществу или отдельным его членам».

Факт незаконного присвоения чужой охотничьей собаки установлен, данными противоправными действиями члену Общества причинен ущерб как мораль­ный (переживания за время поисков про­павшей собаки), так и материальный (незаконное присвоение посторонним не принадлежащего ему имущества, затраты на поиски - бензин, транспорт, время поисков). Так что первичной орга­низации и карты в руки. Именно она, в первую очередь, согласно Уставу, долж­на принимать подобное решение. Кроме того, этим правом обладают президиумы районного, межрайонного, областного, Крымского республиканского, Всеукра-инского совета УООР.

Не проще ли этим людям действовать в таких случаях, опираясь на действующее законодательство Украины? Ст. 340 ГК Украины определяет: «Лицо, задержавшее безнадзорное домашнее животное, обяза­но немедленно уведомить об этом владель­ца и возвратить его. Если владелец безнад­зорного домашнего животного или место его пребывания неизвестны, лицо, задер­жавшее животное, обязано в течение трех дней заявить об этом милиции или органу местного самоуправления, который при­нимает меры к розыску владельца. Лицо, задержавшее безнадзорное домашнее животное, может на время поиска владель­ца оставить его у себя на содержании...»

Ст. 341 ГК Украины (именно для случая с нахождением безнадзорной охотничьей собаки) определяет, что если в течение двух месяцев после заявления о задержании животного владелец выявлен не будет или он откажется от него, право собственности переходит к лицу, содержащему это живот­ное. Уточняю, что срок этот начинает исчис­ляться не с того момента, когда собака приблудилась или была найдена, а с момен­та подачи нашедшим письменного заявле­ния о находке. Получив заявление, долж­ностное лицо, в соответствии с требования­ми Закона «Об обращениях граждан», обязано принять соответствующие меры по его разрешению. В данном случае - по розыску владельца собаки либо направле­нию заявления органу или лицу, уполномо­ченному рассматривать подобные заявле­ния - Президиуму районной или областной организации УООР, например.

А чтобы расходы на содержание най­денного животного не стали безвозвратны­ми, ст. 342 ГК Украины предусматривает: «В случае возврата безнадзорного домаш­него животного владельцу лицо, задержав­шее животное, и лицо, которому оно было передано на содержание и пользование, имеют право на возмещение затрат, свя­занных с содержанием животного, за вычетом выгод полученных от пользования им». Объем вознаграждения за находку определяется в размере до 20 процентов от ее стоимости, что указывается ч. 2 ст. 339 ГК Украины.

Вот такой выходит расклад. Теперь выбор за вами, коллеги, - либо жить по-людски, либо по-волчьи, в зависимости от наличия (или отсутствия) такой непонят­ной кое-кому до конца штуки, как совесть.

С. Линник